Laetans member
Нет-нет, я конечно же выложу! Знать бы когда...

По драгоняге и не только скопилось работ, которые я так и не выложила.
Итак, дубль первый. «Dragon age»


Да, это про Лисс

Примечание: письмо от Варрика Тетраса с пометкой "Для друга", написано явно после восшествия на престол Виктории Первой ранее известной как Сестры Соловей

Еще в Кирквол­ле, там,
Она ста­ла со­бой.
Друг, ска­жи мне, хоть раз
Ее ви­дел дру­гой?

Из­ры­га­ющей сло­вом
(Нет, не в юб­ках дев­чонкой)
Слов швы­ря­ющей гра­дом
Не ми­лаш­ку-зай­чон­ка?

Та ма­гес­са кри­чала
Все те­бя по­носи­ла
Что вни­манья не на­до
Что она ведь про­сила

От­пустить Иза­бел­лу,
Быть род­нею, (ку­зеном!)
Что твой ко­кон из чувств
Ей что крюк зар­жа­велый

В ду­шу ки­нут, на­тянут
(Кровью так зах­лебнуть­ся!)
Что на­деж­ды все вя­нут
В Фе­рел­ден ей вер­нуть­ся.

Не уви­дел? Так на­до.
Нет, ме­ня не про­сила.
Прос­то все бы­ло ря­дом:
Друж­ба, чес­тность и си­ла.

В Ин­кви­зиции ма­ги.
Стук са­пог по та­вер­не.
Кто-то с сталью во взгля­де
В гри­му­аре все чер­тит.

Го­ворят - был лю­бов­ник.
(Вро­де да­же ре­бенок)
Как спро­шу так бур­чит
Что обет свой все пом­нит

Да, от те­бя - хоть за ли­гу
Об­хо­дить (чтоб не ви­дел)
Объ­яс­нить не мо­ли:
Враз от­ре­жет "Оби­дел"

Ле­чить хо­чет ру­ками
Для жи­вых — сини взвесь
Мер­твых ре­жет но­чами
Ее ты любил та­кой как есть?




Опять Лисс. Смиритесь

По­ка Хо­ук пы­тал­ся до­бить­ся ее, Лисс хо­тела прос­то по­гулять с Ан­дерсом. Ис­сле­довать Кир­кволл, не пу­тать­ся — точ­нее, уметь по­терять­ся — в его пес­ча­нос­тенных и ка­мен­ных пе­ре­ул­ках, по­ка «тре­тий-про­пав­ший-из-зер­ка­ла» не по­ведет ее к «Ви­сель­ни­ку», а она за три пе­ре­ул­ка до это­го не вспом­нит, что там стро­ите­ли не за­ложи­ли про­ход и на­до свер­нуть впра­во.
В та­вер­не тем­ней, чем она ког­да-то при­вык­ла ду­мать: ог­ни вор­ча­щая Но­ра заж­жет бли­же к ве­черу, пы­та­ясь удер­жать­ся на при­дер­жи­ва­емой Кор­фом боч­ке. Вар­рик как-то со­вето­вал не ску­пить­ся и швыр­нуть ме­дяки за ви­но, что­бы к ним не лез пь­яни­ца или бро­дяга, но Ан­дерс не пь­ет пос­ле «пе­реры­ва», а круж­ка Лисс так и сто­ит на сто­ле. Из-за тем­но­ты ей не­ком­фор­тно, ведь Вар­рик (или те, ко­му он зап­ла­тил) мо­гут и под­слу­шивать из-за уг­ла. Или уг­ля­деть те са­мые ме­лочи, что так чрез­мерно ко­пиру­ют из его опа­сений де­моны.
— Рань­ше вы­пив­кой я ба­ловал­ся от­менно! — пы­та­ет­ся быть не нас­толь­ко мрач­ным Ан­дерс. И хо­тя вы­ходит на­туж­но, гу­лян­ки за­пом­нил и Се­басть­ян, ведь по­пыт­ка его на­по­ить сто­ила экс-прин­цу за­ика­ния на три дня при ви­де «тро­ицы кол­ду­нов».
Лисс по­пала ту­да за­оч­но — за идею, а еще не ма­гию.
— Я пом­ню. Ден­хольд мне го­ворил, — ра­зуме­ет­ся, им обо­им из­вес­тно, что пос­ледняя фра­за — по­луложь. Ден­хольд не го­ворил. Вспо­минал уви­ден­ное, как оно бы­ло. Боль­ше двух лет на­зад, ес­ли точ­нее.
Но у спут­ни­цы Ан­дерса на ли­це мед­ленно прос­ту­па­ет улыб­ка. На­вер­ное, она всег­да та­кая роб­кая, по­ка ис­крен­няя. А мо­жет, прос­то опять бес­почвен­но стес­ня­ет­ся.
— Ты хо­тя бы пить бу­дешь? — ки­ва­ет ус­тавший це­литель в сто­рону пой­ла.
— Нет, — то­роп­ли­во мо­та­ет го­ловой при­шед­шая.
Ей ка­жет­ся, что, вы­пив, она не сдер­жится. Что гля­дя на ру­ки, вер­тя­щие круж­ку прос­то что­бы по­вер­теть бли­жай­ший по­пав­ший­ся пред­мет, она выпь­ет и не­лов­ко по­тянет­ся к ла­дони. О, хо­хот де­монов в ушах бу­дет прос­то ог­лу­шитель­ным! Са­ма нес­держан­ность! Сдав­ша­яся смер­тная! Прос­то ра­дость для ис­ку­шав­шей тва­ри. Как и всег­да.
И все же она это пред­став­ля­ет. Прос­то по­тому, что ей за­хоте­лось. Увы, без сог­ла­сия и мыс­лей о «по­том». Да, прос­то ру­ка. Да, прос­то дот­ро­нуть­ся. Да, не по­яс­няя. Все рав­но зву­чит как-то стран­но.
Со­лону она ви­дела пол­го­да на­зад. Вы­шед­шая из ле­чеб­ни­цы бы­ла под стать ей: вни­матель­ный взгляд, по­пыт­ка ни­кого не за­деть да­же со сле­зами на гла­зах, го­тов­ность из­ви­нить­ся пер­вой за по­доб­ное с бо­лее мяг­кой улыб­кой, чем у нее...
Как мож­но ни­же пу­щен­ный вес­нушча­тый нос, по­пыт­ка при­ос­та­новить ро­ящи­еся вос­по­мина­ния в го­лове, ссу­тулен­ные пле­чи, буд­то она уже про­вини­лась. Взгляд вни­матель­но изу­ча­ет об­ло­ман­ные ног­ти на сцеп­ленных до бе­лых кос­тя­шек ла­донях. На­до су­меть, ибо де­ло не в од­них де­монах, а в чес­тнос­ти. Ну или в чес­ти без пре­датель­ства ра­ди че­го бы то ни бы­ло, го­воря вы­соко­пар­но.
— Мо­жет, по­едим?
— Как хо­чешь. Я же знаю, ты поп­ро­сишь Хо­ука за­нять, — ед­ва фыр­ка­ет Лисс и с ух­мылкой вып­рямля­ет­ся.
Ру­ки, сцеп­ленные в за­мок, ле­жат у нее на ко­ленях.



Еще один фик про нее

Примечания:
— Да, здесь рассказывается именно преодоление проблемы.

— Да, внешность героини не дана специально, чтобы у как можно большего количества девочек, девушек и женщин был шанс хотя бы подумать о себе с другой стороны, без осуждения. Если вам так интересная ее внешность, почитайте другие работы из сборника.

Дисклеймер:
О да, ишь какая ужасная героиня, себя любить такая-сякая вздумала!(Сарказм)



Уш­ла же? Ведь прав­да, уш­ла?
Дав­но прок­равша­яся в спаль­ню уже в ко­торый раз ог­ля­дыва­ет­ся. Хо­ук был слиш­ком за­нят, что-то лас­ко­во до­казы­вая Мер­риль и по­тому сад На­мес­тни­ка опять ли­ша­ет­ся нес­коль­ких цве­тов, а Ден­хольд опять пла­тит страж­ни­кам.
Под кро­ватью жут­ко во­ня­ет мы­шами, ес­ли не кры­сами, а про пол­за­ющих до че­шущих­ся под хлоп­ком платья рук та­рака­нов и го­ворить не при­ходит­ся. "Али­мен­тарные пе­ренос­чи­ки ин­фекци­он­ных за­боле­ваний" — ус­лужли­во под­сво­выва­ет па­мять ин­форма­цию об опас­ностях прос­тых вре­дите­лей. Чем-то за­ляпан­ное оде­яло све­шива­ет­ся пря­мо на пол. Ма­гес­са чер­ты­ха­ет­ся сквозь зу­бы (как там ей всю жизнь твер­ди­ли? "Нек­ра­сиво, ты же де­вуш­ка!";) и бо­рет­ся с ис­ку­шени­ем поп­ра­вить эту нес­час­тную ткань на кро­вати и тем са­мым вы­дать се­бя.
На­конец, она взды­ха­ет и тря­сет го­ловой, пы­та­ясь стрях­нуть с ка­пюшо­на бук­валь­но при­лип­чи­вый сор. Так, а вот и пред­мет ее на­чина­ний.
Она бы­вала здесь и рань­ше, но та­кой не­об­хо­димос­ти как сей­час, у нее не воз­ни­кало. Шаг — ше­пот де­монов на­рас­та­ет.
Вто­рой — и от не­го не от­де­лать­ся. Спус­тя все­го тре­тий шаг в ушах юной ча­родей­ки бук­валь­но го­монит это пред­ло­жение из Те­ни. Оно бук­валь­но вы­тяги­ва­ет воз­дух из лег­ких.
"Всег­да мо­лодая, всег­да и во всем здо­ровая, всег­да и всю­ду кра­сивая..."
Зер­ка­ло пря­мо пе­ред ней. Чуть вы­тяни шею впе­ред — и кон­чик но­са дос­та­нет стек­ло. Или не стек­ло? Мо­жет, до­лий­цы наш­ли неч­то по­хожее, на что ча­ры на­лага­ют­ся охот­ней, по­дат­ли­вей. Как нам­но­го охот­ней ста­ла при­ходить сю­да и она. Есть что ис­кать.
Здесь нет бо­лее тон­кой За­весы, Лисс не чувс­тву­ет сей­час еще ко­го-то из де­монов, а зна­чит, она пра­ва — де­ло боль­ше в ней. Здесь не­жить соп­ро­тив­ля­ет­ся и сви­репс­тву­ет силь­ней. Как Мер­риль та­кое тер­пит?
При­выч­ка, на­вер­ное. У нее бы­ло лишь па­ру лет что­бы ед­ва при­вык­нуть, у до­лий­ки — ед­ва ли не двад­цать, раз ма­гес­сой ее соч­ли в пять.
Нуж­но бо­роть­ся. Не под­да­вать­ся. По­нимать, что это ложь. И зер­ка­ло — слов­но ор­заммар­ская аре­на Ис­пы­таний. Хоть бы по­бедить!..
Это­му бою не бу­дет гла­шатая.
"Ты ужас­на! От­врат­на! Пос­мотри на се­бя! Сколь­ко гря­зи! А при­чес­ка! А взгляд! Фу!"
В зер­ка­ле на­конец по­яв­ля­ет­ся то, че­го Лисс ожи­дала: от­ра­жение. Ее собс­твен­ное. То, что ей по­казы­вали нав­ряд ли бы­ло вы­дума­но де­моном. Ско­рее, прос­то ухуд­ше­но. Лисс мор­га­ет.
На стек­ле буд­то про­ходит рябь.
Нез­ванная гостья её соз­на­ния ус­лужли­во под­ки­дыва­ет ей вос­по­мина­ния: те, кто ей так го­вори­ли. То, как она са­ма так ду­мала. И сей­час де­монес­са пы­та­ет­ся её убе­дить что это прав­да. "Не верь, не верь де­мону!" — на­поми­на­ет она се­бе. И тут же бо­лез­ненно взды­ха­ет. Так вот по­чему... Эта до­гад­ка слиш­ком вне­зап­на и Лисс вздра­гива­ет, вгля­дыва­ясь в стек­ло. На нее смот­рит её же от­ра­жение. Та­кое же, но... ей хо­чет­ся под­дать­ся и ска­зать "прек­расное". Слиш­ком же­лан­ное для нее. Ухо­жен­ная де­вуш­ка в зер­ка­ле да­же пу­га­ет­ся так, что хо­чет­ся ки­нуть­ся к ней и ус­по­ко­ить. И она так по­хожа на нее...
"За­пом­ни, ты — кра­сивая. Толь­ко ты. Са­мая луч­шая, при­тяга­тель­ная. Луч­ше всех. Ос­таль­ные не­важ­ны"
Лисс тут же вспо­мина­ет. Вот она, сон­ная, зак­ры­ва­ет тя­желую дверь на ключ. Пе­ред тем как её зах­лопнуть, пе­ред взгля­дом про­носит­ся улыб­ка Ден­холь­да и от­че­го-то до­воль­ный её не­ук­лю­жими по­пыт­ка­ми сде­лать это без его по­мощи взгляд. Зна­чит, де­ло бы­ло не в дру­гом, что бы ни го­вори­ли про кра­савиц. Нра­вить­ся мож­но и вне это­го. И гор­ды­ня тут ни к че­му. Зер­ка­ло опять идет кру­гами буд­то дождь бу­равит кап­ля­ми во­ду.
"Ты осо­бен­ная, пос­мотри! Са­мая, за­мечу, осо­бен­ная! Вто­рой та­кой нет и не бу­дет! Ниг­де и ни­ког­да! Ты ни­чем не по­хожа на дру­гих!"
Вот еще. Тех, ко­го счи­та­ют осо­бен­ны­ми, сот­ни, ес­ли не ты­сячи, на весь Те­дас. Не для это­го она при­ходит все ча­ще, пы­та­ясь по­бороть де­монов, рву­щих­ся в этот мир. Не за вре­мен­ным ус­пе­хом она тер­пит этот гул-из-ти­хого-ше­пота. Она мо­жет боль­ше, что бы ей там не про­рочи­ли.
"Ты обыч­ная! Нет, обык­но­вен­ная! Ни­чем не при­меча­тель­ная! Се­рая, се­рая мас­са! Ку­сок обык­но­вен­ной пло­ти! Пус­тышка!"
Де­монам ос­та­ет­ся ска­зать что она нич­то­жес­тво, что­бы ма­гес­са на­конец по­няла: это все не­важ­но. Пос­ледний удар за ней. Нет да­же вре­мени на ус­мешку это­му нев­зрач­но­му по­добию ее по­серев­ше­го ли­ца, на­до ре­шать­ся.
— А как же ос­таль­ные? — лишь мыс­ленно спра­шива­ет она, — раз­ве они не та­кие?
— Нет, — вкрад­чи­во гу­дит раз­но­голось­ем Тень, — они осо­бен­ней те­бя. Все до еди­ного.
Все про­ис­хо­дит го­раз­до быс­трей, чем на­чина­ет­ся но­вый ви­ток это­го поч­ти мор­ско­го при­боя из де­мони­чес­ко­го ше­пота: Лисс вых­ва­тыва­ет кин­жаль­чик из кар­ма­на юб­ки и рез­ко под­но­сит ос­трие к ла­дони, не до­нося до ко­жи бук­валь­но на тол­щи­ну собс­твен­но­го ног­тя.
Не­жить за­выва­ет в пред­вку­шении, го­товая прор­вать­ся в ее те­ло, за­пол­нить свою сущ­ность этим ми­ром и кри­чит, кри­чит, кри­чит...
"Кра­сивая!
Ин­те­рес­ная!
Осо­бен­ная!
Я мо­гу!
Мы
сде­ла­ем!"
Ка­кофо­ния пре­рыва­ет этот хор обе­щаний.
"Уро­дина!
Пос­редс­твен­ность!
Се­рая мышь!
Ни­чего осо­бен­но­го в те­бе нет!"
Де­моны рвут­ся, де­моны бо­рют­ся за мес­то внут­ри нее, а в Лисс на­конец от­кры­ва­ет­ся та мысль что она но­сила в се­бе дол­гие го­ды: уве­рен­ность. Она так и не раз­ви­ла уве­рен­ность. А пы­талась. Ста­ралась. Улуч­ше­ния внеш­ности в об­мен на ку­сочек это­го чувс­тва — и слов­но ни­щен­ка па­дать в грязь за еду. И ду­мать, ду­мать, ду­мать... Дос­та­точ­но ли кра­сива? Хо­роша? Луч­ше или ху­же дру­гих?
И при этом — все упус­кать. У Мер­риль хруп­кое те­ло и тон­кие гу­бы. У Ден­холь­да смуг­лое ли­цо и яр­кие жел­тые гла­за. У Ан­дерса — длин­ный нос и хит­рый при­щур при улыб­ке, но ей он не­важен ибо де­ло в дру­гом. У нее — вес­нушки и длин­ная ко­са на пле­че. У Иза­бел­лы бы­ла ок­руглая фи­гура и за­рази­тель­ный смех, у Аве­лин — мор­ковный рот и пря­моли­ней­ный взгляд, но она ни­ког­да, ни­ког­да — слы­шите, де­моны? — за это их не ру­гала. И вот, де­моны пы­та­ют­ся ее одо­леть, а она учит­ся им про­тивить­ся все силь­ней и силь­ней, а эти по­пыт­ки зав­ла­деть ей на­конец-то нап­расны. От­вет най­ден.
Он нас­толь­ко прост, что ти­шина вок­руг ка­жет­ся дос­то­яни­ем Те­ни. Но по­лучен­ный ре­зуль­тат всё-та­ки на­до зак­ре­пить и Лисс бро­са­ет кин­жал на пол (все рав­но уз­на­ют, а его она поз­же под­бе­рет) и тот ока­зыва­ет­ся где-то око­ло но­жек кро­вати. Она и в са­мом де­ле под­бе­га­ет к шка­фу с по­жит­ка­ми Мер­риль ли­хора­доч­но пы­та­ясь най­ти что да­рил ей Ден­хольд. Дол­жно же, дол­жно же быть! Она ведь наш­ла от­вет! За­сох­ший яб­лочный ог­ры­зок, ста­рый ку­сочек пер­га­мен­та, мо­ток шер­сти, нес­коль­ко книг, гор­шо­чек с за­готов­ка­ми для зелья здо­ровья... А вот и оно! Под по­душ­кой у Мер­риль то­же пыль­но, буд­то ник­то и не го­ворил ей что от­не­сет, ес­ли на­до, все это прач­кам или да­же ку­пит но­вое (Ден­хольд и не ду­мал ску­пить­ся "на та­кие ме­лочи", ей ли не знать!). Но иног­да она ухо­дит ра­но ут­ром сю­да. Или да­же за­сыпа­ет, под­вернув ку­лачок под по­душ­ку. Крях­тя, Лисс вы­тас­ки­ва­ет за хол­що­вую руч­ку свою сум­ку и хва­лит се­бя за ос­мотри­тель­ность: за­сален­но-алый ога­рок как раз по­дой­дет. Как раз для тех слу­ча­ев, ког­да Мер­риль бу­дет спать здесь, у Лисс есть для нее по­пыт­ка не чувс­тво­вать се­бя не­ком­фор­тно. Прос­то шанс. Вдруг по­доб­ное удас­тся и ей?
Ру­ка с об­ло­ман­ны­ми ног­тя­ми вы­водит как всег­да не­рав­но­мер­ным по­чер­ком все­го два сло­ва на нез­на­комом ког­да-то язы­ке. Те­перь она не оши­бет­ся в от­ве­те.
"Все. Лю­бое те­ло. Не­важ­но чье. Мое или чу­жое. Я мо­гу лю­бить или не­нави­деть за что-то иное, но не за те­ло. Я лишь в нем жи­ву."
Лисс на­конец смот­рится в ста­рое де­ревян­ное зер­каль­це. С ули­цы до­носит­ся го­мон от мес­тной рыб­ной лав­ки впе­ремеш­ку с то­потом яв­но дет­ских ног — де­ти есть де­ти, эль­фий­ские или чьи еще — а в от­ра­жении ей уве­рен­но улы­ба­ет­ся де­вуш­ка с неб­режной ко­сой, чей взгляд уп­рям и все же ве­сел из-за по­нима­ния слу­чив­ше­гося. Род­нее и чес­тнее то­го, что Лисс ви­дит, для нее нет. Это от­кры­тие... ус­по­ка­ива­ет. Де­моны боль­ше не пред­ла­га­ют ей кра­соту.
Воз­можно, ког­да Мер­риль уви­дит, то ре­шит, что это от лю­бимо­го. Ес­ли уз­на­ют что это она — пусть. Это не ком­пли­мент. Это ее ис­крен­няя по­зиция.

На стек­лышке вы­веде­но блед­но-крас­ной над­писью: "Всег­да кра­сивая"

Те­перь по Кир­квол­лу она идет уве­рен­ней, чем ког­да бы то ни бы­ло.
"Ведь все те­ла прек­расны"

@темы: стиховычитание, драбблосборник, Мне_стыдно_за_ритм_в_стихах, Лисс, Денхольд, Dragon_Age